• miramalovacom@gmail.com

Карьера в патрульке.

Карьера в патрульке.

За полтора года в полиции довелось

увидеть и взлеты и падения людей, надетые короны и в одночасье снятые.

После двухмесячного обучения и до присяги мы каждый день ездили на Народного ополчения недели три. Цель этого вроде как подготовка к присяге, получение формы, а по факту глупое времяпровождение батальона в актовом зале. Но основная причина была в том, чтобы новый бат держать под контролем до присяги, чтоб не влипли, не начудили, не отличились… С периодичностью раз в три дня приходилось ещё возить с собой форму в сумках, потому как до присяги ходить в ней по городу было нельзя.

Во время этого упорядоченного мракобесия батальону представили комбата, который провел лекцию знакомства и был тут же снят с должности за непонятные прегрешения. Его место занял другой человек, но как-то скомкано и коряво.

За эти три недели было проведены собеседования на должности ротных, зам. ротных и отдела мониторинга. В том собеседовании мне тоже пришлось поучаствовать. Посидев в здании с 10 утра до 9 вечера, уже не хотелось отвечать на вопросы, просто хотелось домой. Попав в кандидаты на должность, я чётко понимала, что должность это не моя и собеседование завалила.

Уже по месту службы наблюдать за рокировкой кадров было сперва удивительно, а потом даже весело. Ротные и замы менялись мгновенно во всех ротах, один ВрИО менялся другим, кто не менялся, тот сдавал кучу тестов и через полгода получал должность.

На должности зам. начальника управления один уважаемый мной человек долго не продержался. Он был представлен бату, внушал доверие и уважение, помогал патрульным, а потом просто исчез по непонятным причинам. Честно говоря, было жаль.

Его место занял другой мною уважаемый человек, незаурядного ума и с хорошим потенциалом руководителя. Честно говоря, я долго надеялась, что этому человеку удастся в разброд и шатание управления ввести грамотные нововведения, распределить обязанности и убрать цепляние к личному составу по мелочам. Но, наверное, система действует на людей как-то неправильно, придирки усилились, потенциал так и остался потенциалом. Надеюсь, что человек приобрел опыт, и теперь снова вернувшись в обычный патруль, сделает правильные выводы и правильный в будущем выбор.

Набранный отдел мониторинга после присяги приступил к работе и начал кошмарить патрульных по мелочам: не надетая жилетка, сон в Приусе, забытая в машине кепка, не пришитая кокарда — собирание объяснительных по поводу и без повода. Некоторые так поймали звезду, что несли себя над землёй, но потом с Олимпа падали, возвращаясь опять в обычный патруль. Мониторинг создан для того, чтобы помогать патрульным, но видимо не все это поняли сразу и возомнили себя карательным органом. Не все, некоторые ребята действительно помогают: оформлять ДТП, регулировать движение, разнимать дебоширов, но некоторые продолжают цепляться и стучать. Прошел год с того момента, как мониторинг понял свою функцию помощи экипажам, текучка кадров мониторинга просто поражала своей молниеносностью. Сейчас вроде как устаканилось и мониторинг — действительно помощь.

Отдельная тема текучки кадров и кадровой политики — это дежурная часть. Ребята там в основном хорошие, некоторые учились с нами, появление некоторых просто загадка, но понятно, что из бывших. Они просто приходят и уходят, меняются по никому неизвестным критериям, но на смене ты их должен слушать, часто не понимая, кто с тобой общается в эфире. Среди них есть профи, которые могут грамотно распределить вызовы, а есть те, которые не могут, и ты, гоняя Приус по городу и мысленно желая дежурному всего хорошего, пытаешься найти логику в отданных дежуркой распоряжениях.

Больше всего поражала смена руководящего состава. Одного командира батальона сменил другой, для меня до сих пор загадка ПОЧЕМУ? Руководитель должен внушать личному составу доверие и вызывать уважение. Должность занял человек который такими качествами не то что не обладал, но был как пример противоположности, такой себе анти пример командира. Когда он выходил на развод и начинал вещать, то хотелось испариться: ломаная украинская речь со словами-паразитами, чтение приказов и телеграмм с бумажки и ни одного ответа на вопрос по существу. Может это особенность бывших ментов не отвечать на вопросы по теме, а вдаваться в праздные размышления на тему космических кораблей, бороздящих, как в комедии, космос? Иногда, что-то спросив и пытаясь уловить в тексте без информации хоть какое-то для себя понимание ответа на вопрос, стоишь и думаешь, а зачем вообще спросила? За корявый украинский язык человек получил прозвище «Бетонка» и его как командира никто не воспринимал, кроме, пожалуй, высшего руководства, потому как непонятно как, непонятно за какие заслуги, но человека ещё повысили.

Вообще критерии выбора кандидатов на руководящие должности для меня так и остались тайной. Для себя я поняла, что люди в полиции делятся на умных и удобных. Умные, проявив себя умнее руководства, отправляются в обычный патруль, удобные растут по карьерной лестнице. Удобные управлять не умеют, пользуются обще коллективным неуважением, но продолжают бездарно руководить, любя должность и не любя подчинённых.

В старой ментовской системе есть неоспоримый плюс: это медленное получение опыта, передача знаний и навыков от старшего поколения новичкам и передача того, чему мало где учат: опыта руководства!

В новой полиции вчерашний учитель может руководить автохозяйством, вчерашний фельдшер стать кадровиком, а вчерашний гаишник руководить обеспечением. Вчерашний сварщик может командовать батальоном, а вчерашний повар управлением, не имея ни знаний ни навыков базовых принципов управления персоналом. Но набраны то были и системные менеджеры, имеющие и знания и навыки, готовые совершенствоваться и вести за собой людей, зажигать и мотивировать. Но если ты умный, талантливый и неудобный, то даже сделав какую-то карьеру, в считанные секунды можешь отправится обратно в патруль, без объяснений. Но в этом есть тоже плюс, дальше патруля тебя разжаловать не могут, и уволить тоже, потому что людей очень сильно не хватает, только многие после такой «карьеры» уходят сами, не желая быть частью театра абсурда. Остаются безропотные, послушные и отчаянные.

А ещё те, кто несмотря ни на что любят эту работу и работают на своей внутренней мотивации и благородстве. Спасибо им…

 

admin

You must be logged in to post a comment.